Кино Лавочка
Добро пожаловать
Вход / Регистрация
загрузка...

Миронов Андрей

Андрей Миронов  Миронов Андрей Александрович
  Andrey Mironov Родился в  знаменитой актерской семье Александра Менакера и Марии Мироновой 8 марта 1941 года, в Москве, родился сын. И родился, можно сказать, в театре. До последнего дня своей беременности Миронова выходила на сцену, и предродовые схватки у нее начались во время одного из представлений. Роженицу едва успели довести до родильного дома на Новом Арбате. А в 1993 году в международный каталог была внесена малая планета под номером 3624 с именем Андрея Миронова. 

Первым мужем Марии Мироновой был режиссер кинохроники, с которым она прожила 7 лет, но детей в их браке не было. С Александром Менакером Мария Миронова познакомилась в 28 лет, в только что созданном в Москве Государственном театре эстрады и миниатюр, актерами которого они оба тогда стали. Вскоре возник их знаменитый дуэт — Миронова и Менакер, а через три года после знакомства на свет появился Андрей. 


По воспоминаниям М. Мироновой, «Андрей рос в тяжелое время. Ему всего не хватало. В октябре 1941 года мы вместе с Театром миниатюр эвакуировались в Ташкент... Андрюша простудился и всю дорогу жестоко болел с температурой тридцать девять — сорок. Добирались мы до Ташкента недели полторы. А когда доехали, ему стало совсем плохо. Подозревали тропическую дизентерию. У поселившихся напротив нас Абдуловых от нее умер сын. Две недели мы с няней носили его попеременно на руках, а жили мы в комнатке с земляным полом. Это были бессонные ночи, когда я слушала, дышит он или нет, и мне казалось, что уже не дышит. Он лежал на полу, на газетах, не мог уже даже плакать. У него не закрывались глазки. Я жила тем, что продавала с себя все... Врач сказал, что спасти сына может только сульфидин. Я заметалась в поисках лекарства по Ташкенту, но безуспешно». В конце концов, сульфидин был найден, и Андрей стал поправляться. 
В 1948 году Андрей Менакер пошел в первый класс мужской школы, что находилась на Пушкинской улице. Но через два года, в разгар так называемого «дела врачей», в Моссовете родителям осторожно посоветовали сменить фамилию ребенка, и Андрей Менакер стал Андреем Мироновым. 
В детстве Андрей собирал значки, играл в футбол (всегда был вратарем), и прозвище среди ребят у него было Мирон. В классе он считался неформальным лидером и заводилой, но старостой или комсоргом не был. Особенно же он любил театр. Почти каждое лето Андрей вместе с родителями отдыхал в Пестове, где находился Дом отдыха Художественного театра, и там встречался со многими знаменитыми артистами. Родители старались научить Андрея всему, чему возможно, за исключением музыки, так как считали, что у сына совершенно нет слуха. 
Вскоре в школе была организована театральная студия, в которую Андрей сразу же записался. Первой его ролью была роль Хлестакова в «Ревизоре». Учась в 9-м классе, Андрей стал посещать театральную студию при Центральном детском театре. 
Окончив в 1958 году школу, Андрей подал документы в Театральное училище имени Щукина. В приемной комиссии не знали, что он сын актеров, и никакими привилегиями при поступлении он не пользовался. Все экзамены Миронов сдал на «отлично» и был зачислен на первый курс, которым руководил Иосиф Матвеевич Рапопорт. 
Андрей был одним из самых дисциплинированных и организованных студентов на курсе. Все предметы он учил честно, в то время как многие пользовались шпаргалками. Однако на курсе он никогда не числился среди лучших. Когда Андрей учился на 3-м курсе, Мария Миронова и Александр Менакер пришли на первый студенческий спектакль с участием сына, а это был «Мещанин во дворянстве». Андрей играл роль учителя музыки. Родителям его исполнение не понравилось. И игра Андрея в выпускном спектакле «Тень» по пьесе Е. Шварца тоже не понравилась Марии Мироновой. 
В 1960 году режиссер Юлий Райзман предложил Миронову впервые сняться в кино, в фильме «А если это любовь?» Первую же действительно значительную роль в кино Миронов сыграл через год после съемок фильма «А если это любовь?» — в картине Александра Зархи «Мой младший брат». Вышедший на экраны страны в 1962 году фильм имел успех у публики. Вместе с Мироновым в картине снимался Олег Даль и Александр Збруев. 
В 1962 году Миронов окончил Театральное училище имени Щукина. Он мечтал попасть в труппу Театра имени Вахтангова. Худсовету театра он показывал отрывок из «Похождений бравого солдата Швейка», в котором играл Швейка. Все смотревшие этот отрывок буквально умирали от хохота, но в театр его так и не приняли. 
Вместе с родителями Андрей бывал в гостях у драматурга А. Арбузова, где и познакомился с режиссером Театра сатиры Валентином Плучеком, который пригласил Андрея в свой театр. Несмотря на то, что этот театр Миронову совершенно не нравился, он решил все же показаться. Худсовет от Андрея был в восторге, и его единогласно приняли в труппу Театра сатиры. 
Дебютировал Миронов на сцене Театра сатиры в июне 1962 года в роли Гарика в спектакле «24 часа в сутки». Затем он сыграл Толстого в «Дамокловом мече», режиссера в «Льве Гурыче Синичкине», Сильвестра в «Проделках Скапена», Присыпкина в «Клопе». 
В 1962 году Миронов снялся в фильме Генриха Оганисяна «Три плюс два». Во время съемок он влюбился в свою партнершу актрису Наталью Фатееву. «Первая любовь случилась с ним, как ни удивительно, уже достаточно поздно, в зрелом возрасте, — вспоминает об Андрее его мать М. Миронова. — Наташа Фатеева... Когда они все же расстались, он страдал... Почти все его письма относятся к периоду любви и расставания с Наташей. Он писал о своих чувствах к ней. И как писал... Я до сих пор отношусь к этой женщине с огромной нежностью...» 
Театральная слава пришла к Миронову после исполнения роли Тушканчика в спектакле «Женский монастырь». В Театр сатиры стали ходить на Миронова. 
В 1965 году Э. Рязанов предложил Андрею Миронову сняться в роли Димы Семицветова в фильме «Берегись автомобиля». Выписанная в сценарии достаточно бледно, эта роль Мироновым была сыграна блестяще. 
В театре в конце 1960-х Миронов сыграл Холдена в спектакле «Над пропастью во ржи», Автора в «Теркине на том свете» (вскоре после премьеры спектакль был запрещен), Дон Жуана в «Любви к геометрии», Селестена, Жюльена, папу и певца в «Интервенции», Жадова в «Доходном месте», Велосипедкина в «Бане» и Фигаро в «Женитьбе Фигаро». А осенью 1967 года в Доме актера состоялся первый творческий вечер Миронова. 
В кино, в конце 1960-х, Миронов снимался в самых разноплановых ролях: он сыграл Фридриха Энгельса в фильме «Год как жизнь», сержанта Карпухина в «Таинственной стене», Феликса в «Уроке литературы» и, конечно же, Геннадия Казадоева, или Графа, в «Бриллиантовой руке». 
«Бриллиантовая рука» мгновенно сделала из Миронова кинокумира. Однако всеобщий любимец публики неоднозначно относился к этой роли. «Мне очень горько и трудно смириться с мыслью, что для зрителей, я это знаю, высшее мое достижение в кино — это фильм «Бриллиантовая рука», — вспоминал позднее Андрей Миронов. — Мне действительно это очень больно». 
В «Бриллиантовой руке» впервые на экране раскрылся его уникальный талант, а также обнаружилось, что актер не только удивительно пластичен и подвижен, но еще и неплохо для драматического актера поет. Именно в «Бриллиантовой руке» состоялся дебют Миронова как певца. Л. Гайдай песню «Остров невезения» поначалу в фильм включать не думал, в картине для песни не было места. Но Юрий Никулин посоветовал использовать под песню эпизод на теплоходе. Андрею «его песня» нравилась меньше, чем никулинская «А нам все равно». Он с сожалением говорил: «Вот твою песню, Юра, народ петь будет, а мою — нет». К счастью, после выхода фильма на экраны в 1969 году обе песни мгновенно стали чрезвычайно популярными. 
В 1971 году Миронов женился на актрисе своего театра 24-летней Екатерине Градовой, которая впоследствии сыграла радистку Кэт в «Семнадцати мгновениях весны». Е. Градова вспоминает: «Наш брак был заключен по большой любви. Он был коротким, но не все, что коротко, не имеет своих следов и продолжения... Наш брак был увековечен рождением дочери Маши... 
Андрей был очень консервативен в браке. Воспитанный в лучших традициях «семейного дела», он не разрешал мне делать макияж, не любил в моих руках бокал вина или сигарету, говорил, что я должна быть «прекрасна, как утро», а мои пальцы максимум чем должны пахнуть — это ягодами и духами. Он меня учил стирать, готовить и убирать так, как это делала его мама. Он был нежным мужем и симпатичным, смешным отцом. Андрей боялся оставаться с маленькой Манечкой наедине. На мой вопрос, почему, отвечал: «Я теряюсь, когда женщина плачет». Очень боялся кормить Машу кашей. Спрашивал, как засунуть ложку в рот: «Что, так и совать?» А потом просил: «Давай лучше ты, а я буду стоять рядом и любоваться ею»... 
Несмотря на то, что Миронов стал «кинозвездой» первой величины, у него не появилось высокомерного отношения к людям. Он почему-то продолжал постоянно сомневаться в себе. «Не было ни одной роли (в нашей с ним совместной жизни), — вспоминает Е. Градова, — репетируя которую он бы не говорил: «Меня снимут». И говорил это абсолютно искренне. А когда я его спрашивала: «Тебя? А кем тебя можно заменить?», в ответ он начинал перечислять фамилии своих товарищей по театру, искренне считая, что это может быть другая трактовка, а он уже приелся, заигрался. Это качество меня поражало. 
Андрей никогда не сказал ни про одного человека плохого слова. И это я могу оценить только сейчас... В силу молодости, недооценки некоторых ценностей, влияний снаружи мы не смогли сохранить семью. Виню я только себя, потому что женщина должна быть сильнее. Гордость, свойственная обездуховленности, помешала мне мудро увидеть ситуацию, объясняя некоторые сложности семейной жизни особым дарованием своего мужа, его молодостью. Развод не был основан на неприязненных чувствах друг к другу. Скорее всего, он проходил на градусе какого-то сильного собственнического импульса: была затронута самая важная для обоих струна. Мы ждали друг от друга чего-то очень важного... Тут бы остановиться мгновению, оставив любящих наедине: с Богом и с собою. Но жизнь бурлила, предлагая свои варианты, выходы и модели...» 
У Градовой были непростые отношения со свекровью — Марией Владимировной Мироновой. «Не было хотя бы дня, чтобы он не позвонил домой три-четыре раза, — вспоминает Е. Градова. — С утра: «Ну как ты, мам? Ладно, я в театре». В два часа, после репетиции — опять звонит. Вечером дома пообедал — и звонит маме. После спектакля каждый вечер цветы ей. Мне это казалось несправедливым. Раздражало, когда на ее выговоры, нравоучения он отвечал полным смирением. Стоит перед ней и кается: «Прости! Свинья я, свинья!» Я не выдерживала: «Вы не представляете, как он вас любит! Он меня учит стирать, убирать, готовить, как вы!» 
За 1970-е годы Миронов сыграл на сцене Театра сатиры десять новых ролей, наиболее значительными из которых были: Хлестаков в «Ревизоре», колхозник Швед в «Таблетке под язык», муж в «Маленьких комедиях большого дома» (это первый спектакль, в котором Миронов выступил не только как актер, но и как режиссер-постановщик), Олег Баян в «Клопе», Чацкий в «Горе от ума», Леня Шиндин в «Мы, нижеподписавшиеся». В спектакле, поставленном на Малой сцене Театра на Малой Бронной, он сыграл Дон Жуана в «Продолжении Дон Жуана». Осенью 1979 года состоялась премьера второго спектакля, поставленного Мироновым как режиссером, — «Феномены». 
За 1970-е годы Андрей Миронов снялся в 15 художественных и телевизионных фильмах. В дуэте с О. Табаковым Миронов снялся в фильме В. Бочкова «Достояние республики», картина вышла на экраны в 1972 году и имела огромный зрительский успех. А «Песенка о шпаге» из этого фильма мгновенно стала популярной и вышла на миньоне. 
В 1971 году Миронов вновь снялся в эпизодической роли у Э. Рязанова в его фильме «Старики-разбойники». А в 1973 году Рязанов пригласил Миронова в картину «Невероятные приключения итальянцев в России» на роль лейтенанта уголовного розыска. Большинство рискованных трюков в картине Миронов выполнял сам, без дублера. Он сам спускался из окна на 6-м этаже гостиницы «Астория» в Ленинграде, держась руками за ковровую дорожку. Сам висел над Невой, ухватившись за края разведенного моста на высоте двадцатиэтажного дома, и под ним внизу проплывал пароход. Он без дублера снимался и в эпизодах со львом Кингом. Этот лев хоть и считался дрессированным, но характер имел строптивый. Поднявшись на задние лапы, он оцарапал спину итальянскому актеру Нинетто Даволи. Миронов три дубля отыграл со львом, сталкиваясь с ним нос к носу. Через несколько месяцев после съемок Кинг напал на своих хозяев, и его пристрелили. 
Фильм «Невероятные приключения итальянцев в России» вышел на экраны страны в 1974 году и имел большой зрительский успех. В этом же году Миронову наконец-то было присвоено звание Заслуженного артиста РСФСР. 
В 1975 году Э. Рязанов приступил к съемкам «Иронии судьбы». На роль Ипполита он решил попробовать Миронова. Но, прочитав сценарий, Миронов от этой роли отказался. «Не хочу в который раз играть отрицательную роль! — объяснил Миронов. — Эльдар Александрович, дайте мне лучше роль Жени Лукашина». И Рязанов, естественно, не смог ему отказать. Начались кинопробы. Партнершей Миронова по кинопробам была Л. Гурченко. Но и Гурченко, и Миронов Рязанова не убедили. Миронов мог бы согласиться на роль Ипполита, которая ему предлагалась, но, видимо, обидевшись на Рязанова, он вообще отказался участвовать в фильме. Через четыре года Миронов все же примирился с Рязановым и участвовал в его новой картине «О бедном гусаре замолвите слово» — он читал текст от автора и исполнил в фильме две песни. 
В 1970-е годы Миронов блистал в целом ряде замечательных телевизионных фильмов, которые всем хорошо известны: в 1974 году — в телефильме «Лев Гурыч Синичкин»(режиссер А. Белинский); в 1975-м — в «Соломенной шляпке», в 1976-м — в «Небесных ласточках» (режиссер обоих фильмов Л. Квинихидзе); в 1977-м году — в «Двенадцати стульях»; в 1978-м — в «Обыкновенном чуде» (режиссер обоих фильмов М. Захаров); в 1979-м году — в телефильме «Трое в лодке, не считая собаки» (режиссер Н. Бирман). 
Однако отношения Миронова с женой Е. Градовой быстро охлаждались и в конце концов привели к разводу. 
В 1974 году Миронов вновь женится на 33-летней актрисе Центрального Театра Советской Армии Ларисе Голубкиной, которая к тому времени была уже известной актрисой театра и кино. Слава к Голубкиной пришла в 1962 году, когда она была еще студенткой ГИТИСа, — в том году вышел фильм Э. Рязанова «Гусарская баллада», где Голубкина сыграла роль Шурочки Азаровой. В 1964 году она окончила институт и была принята в труппу ЦТСА. В 1960-х — начале 1970-х годов она сыграла в таких популярных фильмах, как «Дайте жалобную книгу» (1965), «Сказка о царе Салтане» (1966), «Освобождение» (1970-1972). 
Л. Голубкина вспоминает: «Я была мамина дочка. Когда стала актрисой, то атмосферу вокруг меня создавали окружающие. Что ты ощущала, ничего не значило. Ползли слухи. Могли, к примеру, сказать: она пьющая и гулящая. А я никогда не пила и девицей была довольно долго. И чем больше вокруг меня было таких разговоров, тем больше я пряталась в свой дом, как улитка. Не тянулась к людям... Я приводила себя в состояние похлеще монашеского. Ведь родителям надо было доказывать, что ты не гулящая, «как все артисты»... 
Я была очень инфантильной девушкой. И в профессии, кстати, тоже. Я в первый период не могла с партнером на съемках даже поцеловаться. Дико стеснялась! Если мне предлагали такие роли — отказывалась. Когда в эпопее «Освобождение» должна была сниматься обнаженной, со мной случилась истерика. И не снялась... 
Были у меня в тот период какие-то страсти, но быстро уходили в песок. А когда мне мужчины делали предложение, я отказывалась, думая, что брак меня сразу привяжет к дому». 
Все же в начале 1970-х Голубкина вышла замуж, а в 1974 году родила дочь Машу. Но этот брак продлился недолго. 
Вскоре в жизни Голубкиной вновь появился Андрей Миронов. «Андрей дарил мне корзины цветов еще в институте, — вспоминает Л. Голубкина. — Он мне делал предложение четыре раза на протяжении десяти лет. А я говорила: «Нет!» Потому что не хотела замуж. Я ему говорила: «Зачем мы женимся? Я тебя не люблю, ты меня не любишь». Он говорил: «Потом полюбим. Вот поженимся и полюбим». И он добился своего... Я вышла за Андрюшу, когда мне было уже за тридцать, но я считаю, что это мой первый брак. Все, что происходило до этого, — просто несерьезно. А тень первой жены Андрея над нами не витала...» После женитьбы Миронов удочерил дочку Голубкиной и стал отцом Маши Мироновой и Маши Голубкиной. 
В конце 1970-х у Миронова впервые появились проблемы со здоровьем. Еще на гастролях в Болгарии гадалка в ресторане сказала Миронову: «Вы многого достигли, но это не предел. Вы сделаете еще много такого, что удивит всех. Но учтите, у вас плохое здоровье. Вы должны его беречь». 
Осенью 1978 года у него произошло первое кровоизлияние в мозг. В больнице врачи поставили неожиданный диагноз — менингит. В самом начале 1980-х у Миронова внезапно по всему телу пошли страшные фурункулы, они покрывали всю спину, воспалялись под мышками, в паху, так что руками и ногами было больно шевелить. 
Вспоминает М. Державин: «В «Ревизоре», когда он падал, мы с Шурой Ширвиндтом пытались изловчиться и поймать его так, чтобы не дотронуться до больных мест под коленками, под мышками. Он страшно мучился. Дорогой парфюм заглушал аптечный запах разных мазей, которыми он спасался. Ему делали переливание крови, аутогемотерапию. Но ничего не помогало...» Миронов обратился за помощью к Джуне, но и она не смогла вылечить болезнь. Тогда Миронов решился на тяжелую операцию — лимфаденектомию: под общим наркозом ему удалили лимфоузлы в тех местах, где была хроническая инфекция, и постепенно он пошел на поправку. 
В 1980 году Миронову присвоили звание Народного артиста РСФСР, по-прежнему он много гастролировал по стране с концертами, в которых играл отрывки из своих спектаклей. 
В 1982 году ушел из жизни его отец — А. Менакер. А осенью 1982 года вышел второй диск-гигант с песнями в его исполнении, первый вышел в 1978-м. Летом 1983 года Андрей Миронов во второй раз съездил в США, где впервые побывал в октябре 1977 года. 
На театральной сцене в 1980-е годы Миронов сыграл шесть новых ролей: Мек Хит в «Трехгрошовой опере», Василькова в «Бешеных деньгах» (режиссером этого спектакля был он сам), Лопахина в «Вишневом саде», конферансье в «Прощай, конферансье!» (режиссер-постановщик А. Миронов), Джона Кеннеди в «Бремени решений», Клеверова в «Тенях» (режиссер-постановщик А. Миронов). 
Андрея Миронова все больше увлекала театральная режиссура, но все же актерство — его главная профессия. 
За 1980-е годы в кино Миронов сыграл восемь ролей в фильмах: «Будьте моим мужем», «Назначение», «Сказка странствий», «Победа», «Блондинка за углом», «Мой друг Иван Лапшин», «Человек с бульвара Капуцинов», «Следопыт». 
В 1986 году режиссер Алла Сурикова приступила к съемкам очередного фильма и пригласила Миронова на главную роль мистера Феста. Картина называлась «Человек с бульвара Капуцинов». (Ранее Миронов снимался тоже в главной роли в фильме «Будьте моим мужем».) Сурикова согласилась снимать этот фильм по сценарию А. Акопова (а сценарий лежал на «Мосфильме» пять лет) только при условии, что главную роль будет играть Миронов. Фильм вышел на экраны страны в 1987 году и имел огромный зрительский успех. 
В 1986 году в театре Миронов ставил «Тени» по М.Е. Салтыкову-Щедрину. Работа шла очень трудно. К тому же главному режиссеру Театра сатиры В. Плучеку очень не нравилась эта постановка, а сам Миронов стал его весьма раздражать. По словам В. Плучека, Миронов заболел «звездной болезнью» и «зазнался». Миронов же страшно переживал из-за такого к себе отношения. Премьера «Теней» все же состоялась 18 марта 1987 года. 
Весной 1987 года исполнилось 25 лет со дня прихода Миронова в Театр сатиры, но никто из актеров даже не вспомнил об этой дате и не поздравил Андрея. Театр сатиры в июне 1987 года закончил свой 63-й сезон и выехал в Прибалтику на гастроли. Удивительное стечение обстоятельств: в это время в Прибалтику отправились отдыхать многие друзья и родные Андрея: его мама, первая жена Екатерина Градова с дочерью Машей, Григорий Горин, Ян Френкель, Алла Сурикова, нейрохирург Эдуард Кандель. Андрей был крайне удивлен этому совпадению. 
В начале августа скончался актер Театра сатиры Анатолий Папанов. Похороны его проходили в Москве, актеров родного театра на них почти не было — прервать гастроли им не позволили. 
14 августа Миронов играл на сцене Рижского оперного театра в спектакле «Женитьба Фигаро». Вдруг в третьем акте ему на сцене стало плохо. А. Ширвиндт вспоминает: «Фигаро: Да! Мне известно, что некий вельможа одно время был к ней неравнодушен, но то ли потому, что он ее разлюбил, то ли потому, что я ей нравлюсь больше, сегодня она оказывает предпочтение мне...» 
Это были последние слова Фигаро, которые он успел произнести... После чего Фигаро стал отступать назад, оперся рукой о витой узор беседки и медленно-медленно стал ослабевать... Граф, вопреки логике, обнял его и под щемящую тишину зрительного зала, удивленного такой «трактовкой» этой сцены, унес Фигаро за кулисы, успев крикнуть «Занавес!». 
«Шура, голова болит», — это были последние слова Андрея Миронова, сказанные им на сцене Оперного театра в Риге и в жизни вообще...» 
Вспоминает дочь Андрея Миронова и Е. Градовой Маша: «Я не знаю, почему пошла на этот спектакль... В тот день мама купила нам билеты на концерт Хазанова. Но в последний момент я сказала: лучше я посмотрю спектакль. Я очень любила «Женитьбу Фигаро», видела ее уже несколько раз. Но в тот день меня как будто что-то толкало в театр... Конечно, никто не предполагал, что с отцом так плохо... Еще несколько дней назад мы с ним гуляли по Вильнюсу, ходили вместе в театр Некрошюса, смотрели «Дядю Ваню». Папа был в восторге, поздравлял актеров, шутил... 
В антракте того рокового спектакля я зашла к нему за кулисы. Спросила: «Что у тебя такое с лицом?» Он говорит: «Немножко на солнце перегрелся — переиграл в теннис». И все. Я пошла дальше смотреть спектакль... Он умер на глазах всего зала. Потом кто-то из актеров сказал: прекрасная смерть...» 
«Скорая» отвезла Миронова в городскую клинику. Врачи, во главе с нейрохирургом профессором Э. Канделем, делали все, что могли. Из Москвы срочно вылетел другой известный профессор, А. Маневич. Но все усилия были напрасны. У Миронова оказалась врожденная аневризма сосудов головного мозга, и утром 16 августа он скончался от обширного кровоизлияния в мозг. 
Через несколько дней в Москве состоялись похороны Андрея Миронова. Но опять, как и в случае с А. Папановым, актеры Театра сатиры на них не приехали, зато пришли проститься с Андреем многие и многие тысячи его поклонников. Похоронен Андрей Миронов на Ваганьковском кладбище.

Рекомендуем прочесть:

Цитаты из советского фильма "Бриллиантовая рука"

Актёры советского кино

Лучшая комедия советского союза

загрузка...

Написать комментарий

Комментарии

Комментариев нет.

Похожие статьи

загрузка...
RSS
загрузка...