Кино Лавочка
Добро пожаловать
Вход / Регистрация
загрузка...

Цитаты из советского фильма "Чапаев"

Чапаев  Стой! Куда?
- Василий Иваныч! Чехи с хутору выбили!
- Чехи? А винтовка твоя где?
- Винтовка там.
- Там? Айда!

- А где твой пулемет? Пастухов!
- Я его, Василий Иваныч, у речки спрятал. Нарочно у самого бережку.


- За хутор - спасибо, товарищи бойцы. А насчет винтовок - вечером проверю. У всех. Разойдись!

- Здраствуйте. 
- Здрассти. 
- Я Фурманов. Назначен к вам в дивизию комиссаром.
- Знаю.

- А вы не пулеметчик?- Могу и пулеметчиком. А что?

- Ну, прибыли?
- Прибыли. А вы не пулеметчик?
- Могу и пулеметчиком. А что?

- Тихо, граждане! Чапай думать будет.

- А как думает комиссар?
- Я думаю... ммм... я, полагал бы... Командир уже принял другое решение. И по-моему, оно правильное.

- А как думает комиссар? - Я думаю... ммм... я, полагал бы... - Так. Ну, на то, что вы тут говорили, — наплевать и забыть. Теперь слушай, чего я буду командовать.

- Так. Ну, на то, что вы тут говорили, — наплевать и забыть. Теперь слушай, чего я буду командовать.

Наступать будем с обеих флангов. Речку вброд не переходить, мост выдержит. Я сам проверял. Атаку начать ровно в пять часов утра. А пойдем мы вот...
Заняли станицу

- Ранен?
- Ранен, Василий Иваныч.
- Ну и дурак.

Ты есть комбриг один, мой боевой заместитель.
И подставлять свой лоб всякой дурацкой пуле не имеешь права.

- Так ведь... так ведь пуля ведь, Василий Иваныч, она ведь не разбирает, кто комбриг, а кто...
- Пуля-то не разбирает, а ты сам разбираться должен. Голова-то есть на плечах? Иди!

- Ранен? - Ранен, Василий Иваныч. - Ну и дурак.- Вот, к примеру. Идет отряд походным порядком. Где должен быть командир? Впереди на лихом коне.

- Вот, к примеру. Идет отряд походным порядком. Где должен быть командир? Впереди на лихом коне.

- Показался противник и открыл орудийный огонь. Где должен быть командир? Опять может быть впереди, потому как по одному человеку из орудий палить не станут. 

- Теперь, противник открыл пулеметный огонь. Где должен быть командир? Вот допустим, у них здесь десять пулеметов, а здесь два. Где?
- Тут, где десять. 
- Тут... Соображать надо. Где им тебя ухлопать легче? Тут где десять. Стало быть, и должен быть ты там, где два. Иначе, без командира, и бойцам может быть крышка. 

- Теперь, противник пошел в атаку. Где должен быть командир? 
- Быть впереди. 
- Должен перейти в тыл своего отряда. Из какого-нибудь возвышенного места наблюдать всю картину боя. Иначе отряд могут обойти с фланга.

- Теперь, решительными действиями отряда и его командира противник отброшен и обращен в бегство. Наш отряд преследует отступающего в панике противника. Где должен быть командир? Опять впереди на лихом коне, и первым ворваться в город на плечах неприятеля. Вот! Соображать надо.

- Э-э-э! А ведь ты врешь, Василий Иваныч. Если надо, ты всегда сам впереди идешь. 
- Да, ну так то если надо.

- А это называется затыльник.

- А это называется щечки.
- А это как называется? Затыльник... Щечки. Эх-ты, герой.
- Уж и пошутить нельзя.
- Все вы коблы. Мы да мы, чапаевцы. Вот насчет баб - тут вы действительно герои.
- Ну, насчет геройства - ты это... брось. Вот слазю к белым, живого языка приведу - вот... вот увидишь.
- Ну насчет языка - добудешь или нет - там посмотрим.

- Да, ты что думаешь - я уйду? Так тебе и ушла. Учи, дьявол, пулемету!А это называется щёчки. Щёки! Ей-богу щеки!

- Да, ты что думаешь - я уйду? Так тебе и ушла. Учи, дьявол, пулемету!
- А это называется щёчки.

- Щёки! Ей-богу щеки!
Штаб-квартира белых

- А не находите ли вы, господин полковник, что ваши отношения с ординарцем слишком...
- Патриархальны, вы хотите сказать? Напротив, они вполне современны.

- Tempora mutantur - времена меняются, меняется и тактика отношений. Жаль, что вы этого не понимаете, поручик, вы оглядываетесь назад, чтобы вам не пустили пулю в спину.
- Мы все должны оглядываться. 
- А я не оглядываюсь. Петрович у меня с 14-го года, прошел со мной по всем фронтам.
Чапаев выходит из себя

- Чапаев раскричался, обозвал нас... нехорошо.
- Сукиными детьми!
- Во-во! Знаем мы вас, говорит, всех этих... как его?
- Сукиных детей!
- Ни одному мужику не даете выйти на доктора! Экзаменовать немедленно!
- И тут же докУмент выдать!

- Чапаев раскричался, обозвал нас... нехорошо. - Сукиными детьми!Александр Македонский тоже был великий полководец, а зачем же табуретки ломать?

- Иначе, говорит, у меня вот в нагане семь "погов" - так два на вас спорчу!

- А, вы здесь, голубчики! Жаловаться пришли? Клистирные трубки. Шагом арш!

- И ты с ними? Гнилую интеллигенцию поддерживаешь?
- Не могут они.
- А я говорю - могут. И должны!

- Ты что, над Чапаевым издеваться? Застрелю, сволочь!

- Александр Македонский тоже был великий полководец, а зачем же табуретки ломать?

- Македонский? Полководец? Кто такой, почему не знаю? Я всех великих полководцев знаю. Гарибальди, Наполеон, Суворов, а эт как... Македонский? Кто такой, почему не знаю?
- Его мало кто знает. Он жил две тысячи лет тому назад.

- Слушай ты, моряк, красивый сам собою.
- А?
- Я давно тебе хотел сказать. Ты бы подтянулся что ли, малость? Ходишь вечно в таком затрапезном виде. А ты ведь теперь командир регулярной красной армии. Должен бойцам пример давать.

- А что ж это твой Александр Македонский-то, в белых перчатаках воевал, да?
- Но и не ходил как босяк!
- А ты почему знаешь, э? Две тысячи лет тому назад. Гляди у меня....

Штаб-квартира белых. Полковник совершает роковую ошибку

- Крепкий тыл решает окончательную победу, - говорит Ленин. - И в этом большевистский вождь прав.

- И что ж вы делаете, ироды? Мы вас ждали-ждали, а вы последнее тащите? Вот у нас советцка власть! 
- Тихо, бабуся. На войне и поросенок божий дар.

- Да, вот хреновина. Ну прямо карусель получается. Белые пришли — грабють, красные пришли — тоже грабють. Ну куды крестьянину податься?

- Я Чапаев! Ты понимаешь, что я Чапаев? А ты, кто ты такой?!

- А что, товарищи граждане, красные армейцы, который из вас Чапай будет?
- Ну я.
- А не врешь?
- Ну коли так, еще раз тебе, Василий Иваныч, спасибо. Спасибо от общества.

- Ты приходи ко мне в полночь-за-полночь. Я чай пью - садись чай пить. Я обедаю - пожалуйста, кушай. Вот я какой командир!

- А вот, Василий Иваныч, мужики сомневаются. Ты за большевиков али за коммунистов?
- Чего?
- Я спрашиваю, вы за большевиков али за коммунистов?
- Я за интернационал!

- Василий Иваныч, а ты за какой, за второй или за третий?
- Чего за второй?
- Интернационал?
- Ну за тот, за который нужно, за тот и стою.

- Ну а все-таки, за второй или за третий?
- А Ленин в каком? 
- В третьем. Он его и создал, третий большевистский.
- Ну и я за третий.

- Молодец, Анка. Превзошла технику.

- Теперь вы с "Максимом" друзья-приятели.

- Вот ухожу к белякам, в гости. Чапай с комиссаром ответственное поручение дали. Языка добыть.
- А сможешь?
- Я все могу.

- Молодец, Анка. Превзошла технику.Митьке. Брат умирает — ухи просит.

- Эх ты, дядя, я ж патроны-то вынул. Положь винтовку, не балуй.

- Ухи захотел, растяпа?
- Митьке...
- Кому?
- Митьке. Брат умирает — ухи просит.

- Шомполами, говоришь? И ты же им служишь?
- Умирает Митька. Ухи просит. Пустил бы ты меня.

- Умер брат-то, Митька умер.

- К вам я. Давеча паренек ваш поймал меня, но отпустил. Теперь сам пришел.
- Атаку они придумали. Там, в штабе. Пси... психическую какую-то.

- Психическая? Ну, хрен с ней — давай психическую.

- А ты что не спишь?
- Да, спи. А потом скажешь - вот, дескать, все спали, одному пришлось с казаками воевать.

- Гляжу я на тебя, Василий Иванович: недоступный ты для моего разума человек. Наполеон! Прямо Наполеон!
- Хуже, Петька, хуже. Наполеону-то легче было - ни тебе пулеметов, ни тебе аэропланов, благодать. Мне тоже на днях вот самолет прислали. Это одного безнзину, сволочь, жрет - не напасешься.

- Василий Иванович, а ты армией командовать могёшь? 
- Могу. 
- А фронтом? 
- Могу, Петька, могу. 
- А всеми вооружёнными силами Республики? 
- Малость подучиться, смогу и вооружёнными силами. 
- Ну, а... в мировом масштабе, Василий Иванович, совладаешь? 
- Нет, не сумею. Языков не знаю. Да спи ты наконец, чертова болячка!
Утро перед атакой

- Часа через пол начнут атаку.

- Хватит, навоевались! Пускай другие воюют!

- Там лучшие сыны народа жизни свои кладут за наше революционное дело. А вы? Кровью искупить вину свою. Я сам впереди пойду.

- Дядь, а дядь, за что люди на смерть идут?
- За что? Хм... Ясно за что - за жизнь. Каждому хорошей жизни хочется.

- Красиво идут! 
- Интеллигенция!

- Ты что же это, мадам? Стрелять надо, а у тебя пулемет заело?
- Не заело.
- Как эт не заело? Что ж не стреляла? 
- Ждала. 
- Чего ждала?
- Когда подойдут поближе. 
- Эх ты какая. Гляди... Великолепно стреляешь. Молодец!

- Нужен смелый идейный офицер, чтобы возглавить эту операцию. Кому же вы предлагаете поручить ее, полковник?
- Я был бы счастлив, ваше превосходительство, если б вы доверили мне эту операцию.

- Лучшего я не могу и желать. Вам, полковник, я вручаю судьбу нашего фронта.

- Война кончится - великолепная будет жизнь! Знаешь, какая жизнь будет? Помирать не надо.

- Да помирать-то кому же охота? Вот борьба-то у нас такая - тут уж жизни своей жалеть не приходится. Либо они нас - либо мы их.
- Нет. Мы - их.

- Амба, Василий Иваныч, отступать надо.
- Чапаев никогда не отступал!

Рекомендуем прочесть:

Цитаты из советского фильма “Легенда №17″

Цитаты из советского фильма "Убить дракона"

Цитаты из советского фильма "Человек с бульвара Капуцинов"

загрузка...

Написать комментарий

Комментарии

Комментариев нет.

Похожие статьи

загрузка...
RSS
загрузка...